Март 31

Родом из войны

Родам з вайныМир без войны… Мир… Как он был далеко от нашего детства. У целого поколения, рожденного с 1928 по 1945 год, украли радость детства. «Дети Великой Отечественной» – это сегодняшние 70-88-летние современники. И речь здесь не только о дате рождения. В юных сердцах навсегда зарубцаваўся памятный траурный след. И он возвращает мысли и чувства в тот грозный пережитый время, откликается реквиемом памяти.
Автор.

Я родился в день первого Спаса
Накануне второй мировой.
Память детства с тех пор не в запасе –
Возвращается горькой строкой…

ВОСПОМИНАНИЕ
Весны детства топтал ураган
Горькой горестью войны,
Память с рубцами залечаных ран
Сон будоражит ночной.

Бомбы и пули, облавы и путь –
Слезный сірочы порог.
Как же знясільваў и голод, и страх —
Горечь взрослых тревог.

Память детства опять на войне
Длится скромным строкой,
Боль пахаронкі до сих пор во мне
С Вислы целом есть множество листком.

ПРОПАЛ БЕЗ ВЕСТИ…
Под грозным небом тишина повисла
В обнимку с грохотом бывших боёв,
С глубокой скорбью простанала Висла –
Перед атакой юный воин выслал
Солдатское письмо родным домой:

«Пишу в окопе…Солнце как-то греет…
Мы залегли на берегу реки…
Вот и травинка рядом зеленеет…
Что будет завтра?.. Сердце все же верит…
Здоровья вам, любимые батьки!..»

И бросила в атаку, канонада
На дальний берег Вислы по воде…
Косили пули, бомбы и снаряды –
Бесилась смерть ужаснейшим парадом,
Спасенья никакого и нигде.

Навеки повенчался с переправой
Без поцелуев, свадьбы и музык…
Он отдал жизнь за берег левый-правый,
И никакой не жаждал себе славы –
Над хатой мамы – плакал молодик.

Свалилась боль несправедливой вестью
Холодных и казенных страшных слов,
Что прочитал им почтальон с повестки:
«Ваш сын под Вислою пропал без вести…» –
В сердцах батьковских ледянела кровь…

Они его всю жизнь с надеждой ждали,
На тесто ворожили и на сон –
Живую память свято сохраняли
И каждый день с молитвою читали
Последнее письмо – в нем жив был он:

«Пишу в окопе… Солнце как-то греет…
Мы залегли на берегу реки…
Вот и травинка рядом зеленеет…
Что будет завтра?.. Сердце все же верит…
Здоровья вам, любимые батьки!..»

И не понять одно батьковским труд:
Как, почему?.. Беззнаково пропал…
Он был в бою…бойцом-красноармейцем!..
На небе зорькой может отзовется –
Давно он там отца и мать обнял…

ОН ВЕРНУЛСЯ ИЗ ПЕРВОГО БОЯ
На рассвете июньского сполоха
Наступала кровавая дата
И застава под огненным грохотом
Защищалась судьбою солдата.

Он приказ себе отдал молчанием.
С пулеметом залег в границы.
Скорострельно строчил и отчаянно…
А с семьей не успел он проститься.
Молодая супруга с дочуркою
Пребывали в родительском доме…
Бой неравный… И кровь уже струйкою
Все течет по последней обойме.

Схоронило окопное месиво
Пограничника не рядового,
А героя бойца Неизвестного…
Их, безвестных, все так еще много.

Но со временем боль ощутимее –
Ищет дочь отца… Нет ответа.
Волонтёры, в делах одержимые,
Возвращают следы того лета.

Медальон отыскался с запискою:
Имя, отчество…, номер заставы…
Святость веры сердечной не высказать,
Справедливой надежды и славы.

Дочь седая отца и героя
Дождалась. Он в печальной тиши
Возвратился из первого боя
Через семьдесят лет с небольшим…

В КРЕПОСТИ
Застыли в скорби Холмские ворота
Июньским взрывом смерти и войны,
Не добежавшей стрелкою отсчета
Несостоявшейся моей вины.

Живой стою с молитвой в Цитадели,
Спасительна связующая нить.
Печаль и героизм святой Победы
Спешу и за потомков ощутить.

ВОЕННЫЕ СНЫ
Сорок первый… Трагическая дата…
До салюта четыре весны.
С той поры крэўны боль мой упертый,
Меня будят военные сны.
Июнь травами раскачивал воздух,
Безмятежным забыўчывым сном,
Наливалась соками лета
В обнимку с маладзіком.
С тишиной породнились птицы
И сады отступили один из четырех титанов математики,
Как никогда добродушие подушки
Зберагала последнюю ночь.
Сонный мир мой казался прочный,
Да подкрался фашистский испуг –
Тучи смерти, тревоги, вокзалы
И бездну кровавых дорог.
Буг успеніўся грознаю волной
И мужеское живительной слезой.
Брестской крепости правда святая
Бессмертной жертвой со мной.
Мир суживает от бомб и жажды,
Заціскаўся в каменный мешок.
Есть патрон…неба синь…и отвага,
И свободы трогательное глоток.
Отступали с боями и с болью,
Оставляли изуродованный сад.
На весь мир поднимался за свободу
Многомиллионный советский солдат.
Дни и ночи бурлила борьба,
Гнев гремел между небес и полей.
Видел Минск победный свой ссадин,
Верил симоновский Могилев.
Не покорился простор беловежский –
Стали мстителям малый и старый…
Снятся мне партизанские тропы
И зеленая школа в баре.
Отходят туманами года,
Надо мной боевой небокрай –
Ярко солнечный Июль свободы,
Победой увенчан Май.

Георгий ТОМАШЕВИЧ.



Copyright 2017. Все права защищены.

Опубликовано 31.03.2017 admin в категории "Здоровье нации